Вы здесь: Главная > Они это мы: о массовом убийстве в Новой Зеландии и любви к ближним

Они это мы: о массовом убийстве в Новой Зеландии и любви к ближним

Несколько слов про то, что обществу пора «выздороветь» и перестать восхищаться убийцами

Мой отец родился и вырос в Алма-Ате, и в 18 лет родители перевезли его в Ярославль. Бабушка с дедушкой родились и провели детство рядом с Сибирью. Дед провел часть жизни в Туркмении, а сына и дочь растил в Казахстане. Потом всей семьей осели здесь в Ярославле. Уехали оттуда, вроде как, из-за засилья наркотиков, да и русских начинали мало-помалу недолюбливать… У мамы вся родня из Алтайского края.

Короче, по батиной линии меня воспитывали в лучших азиатских традициях. Мама учила меня всему, чему научилась в разных деревнях, куда переезжала вместе с семьей. Мультикультурность, не иначе. Да и разве мог я, ходя под стол пешком, понять, что есть какая-то разница между «нами» и «ими»?

Но я очень хорошо помню, как малым пришел на поле, где мы играли в футбол. Это был участок вытоптанной травы с импровизированными воротами, а вместо трибун была куча железнодорожных шпал. Как раз на «фанке» сидел мой тогдашний приятель напуганный до жути и босой. В его кроссовках бегал смуглый пацан на пару лет постарше.

— Он мне ножик к горлу приставил и отжал обувь.

Именно тогда я понял «разницу», и после этого взрослел с уверенными установками. В 14 лет я начал брить голову под машинку. С нерусскими был груб. В спорах доказывал с пеной, что нации должны оставаться в рамках культурно-исторических границ, а двоюродной сестре-еврейке назло включал Clockwork times и Банды Москвы. Записался в секцию тайского бокса, где какое-то время фанатично общался с единомышленниками.

Батя, глядя на меня, частенько приговаривал: «Настоящий ариец». Это будоражило мое сознание, заставляло кровь кипеть. Я делал все, чтобы быть лучше остальных…

В какой-то момент я просто выздоровел. В старших классах у меня появился лучший друг. Его батя из Баку. До сих пор не пил чая вкуснее, чем чай дяди Фары. Еще один мой кореш – татарин (надеюсь, ты это читаешь. Твои конь и лук со стрелами у меня). На первом курсе безропотно влюбился в девочку-мусульманку. Так ей и не признался, но то время считаю очень значимым. Последние пять лет мой второй пилот и незаменимый спутник – молдаванка. А еще я очень скучаю по приятелю из Кении, который депортировался и залип там. Недавно его друг погиб в теракте на соседней улице.

Так вот. Массшутинг в Новой Зеландии. Расстрел от первого лица в передовых СМИ. 49 погибших. Манифест о спасении европейского народа.

Я никогда не призывал никого к всеобщей любви и равенству, это утопия, которая может превратиться в антиутопию. Я только хочу попросить. Не восхищайтесь убийцами. Восхищайтесь теми, кто живет рядом с вами, если они этого заслуживают.

Источник: www.kp.ru

Возможно заинтересует: